О любви к себе, или почему нам всем нужно проще относиться к неумению что-то делать
Редакторская колонка Анны Вильгельми
Одна моя подруга недавно очень метко заметила: мы выросли и наконец определились с тем, на что готовы тратить свое ограниченное свободное время. Мы готовим, танцуем, ходим в горы, играем на музыкальных инструментах не потому, что надо попробовать все, и не потому, что нас заставляют родители, а потому что мы поняли – именно это хобби доставляет нам удовольствие.

И все бы хорошо, но в дело нет-нет да вмешиваются два мерзковатых взаимодополняющих типа - синдром отличника и синдром самозванца. «Если делать, то делать хорошо, а если не уверен, что сможешь, брось и не позорься!». «И ты доволен собой? Ты называешь ЭТО результатом? Да тебя на смех поднимут!». Неудивительно – в мире идеальных квадратиков Инстаграма нет места фотографиям из отпуска, где ты, катаясь на роликах, в который раз неудачно приземляешься на пятую точку. Умельцы в глазированных соцсетях с первого раза пекут домашний хлеб, легко встают на сноуборд, берут разряды по шахматам, бегают марафоны без подготовки, садятся на все три шпагата за две недели и в целом демонстрируют такие суперспособности, что тебе и не снились.

И тут ты начинаешь думать: а не занимаюсь ли я фигней? Ну куда тебе с ними тягаться? (Ведь зачем это все, если ты даже не можешь похвастаться, какой ты молодец?). Учитывая, как мало нужно нам сейчас для потери желания что-либо делать, иногда пары-тройки примеров успеха бывает достаточно, чтобы все бросить и отложить хобби в долгий ящик.

Так вот, отвечая на поставленный вопрос: нет, не занимаешься. Мы все хотим быть лучше, и это нормально. Нам нужно знать больше, бегать быстрее, прыгать выше; знать, что мы выигрываем вечную жизненную гонку, что мы вне конкуренции, что мы достойны быть на вершине мира, потому что мы покорили ее первыми. Но закономерно всегда находится кто-то, кто умеет что-то делать лучше тебя: кто выучился раньше, кто работал дольше, кто успевает больше. И это тоже нормально.

Можно было бы сказать, что ты обязательно победишь, надо только упорно совершенствоваться – в твоем положении «Незнайки» когда-то находились вообще все, ведь когда-то мы все учились ходить – но дело совсем не в этом. На самом деле все проще: тебе не обязательно быть профессионалом во всем, что ты делаешь. (Да, необязательно! Внутреннему перфекционисту иногда стоит ограничивать доступ к «открытому микрофону»). У людей нет монополии на занятия и хобби, и тот факт, что кто-то умеет готовить лучше тебя, не умаляет твоих стараний.
Не стыдно не знать чего-то или не уметь. Я скажу сейчас, наверное, крамольную вещь – не стыдно даже не хотеть чему-то учиться. Снобистская культура шейминга за незнание или недостаточное умение должна умереть.
Не всем тем, кто любит рисовать, надо становиться Пикассо – более того, не всем даже нужно стараться достичь уровня хорошо рисующих любителей. Иногда нужно позволить себе быть совершеннейшим профаном и заниматься чем-то просто ради удовольствия.

Я не разбираюсь в чае, совершенно не понимаю, как читать схемы вязания крючком и еле стою на лыжах. Ну что ж. Как говорится, Боже, храни YouTube с его инструкциями о пошаговом наборе петель. Извините все те, кто вынужден внезапно объезжать меня на горнолыжной трассе, потому что я опять забыла о палках и завалилась на бок. Я сейчас просто выпью чая, название которого не запомню, и выдохну, потому что наконец поняла одну вещь: даже самой себе не надо ничего доказывать.

Наверное, это такой подвид любви к внутреннему «я» – разрешить себе в чем-то не быть идеальной. Признаться в том, что ты дилетант, но не схватиться за голову, а наоборот успокоиться, осознав, что незнание каких-то тонкостей не отменяет твоей самоценности. Я надеюсь, что когда-нибудь мы все немного расслабимся, потому что перестанем мериться результативностью на всех уровнях и разрешим себе где-то плестись в конце гонки за признание.

В конце концов, мы здесь не для того, чтобы утереть кому-то нос. Мы здесь, чтобы сказать: я пытался, и даже если у меня не получилось, было хорошо.

Иллюстрация: Ouch
Made on
Tilda